Вход Господень в Иерусалим – Вербное воскресенье

Вербное воскресенье  или Вход Господень в Иерусалим — история и смысл события, тропарь дня, икона и картина праздника, народные традиции и обычаи.

Рассказ о празднике

Описание иконы северного письма «Вход Господень в Иерусалим»

Описание фрагмента алтарной пределлы «Въезд Господень в Иерусалим»

Народные традиции и обычаи Вербного воскресенья

Рассказ о празднике

Вход Господень в Иерусалим  — один из переходящих двунадесятых праздников, он всегда завершает шестую седмицу Великого поста и проходит в последнее воскресенье перед Пасхой.

Это значимое событие последних дней земной жизни Иисуса Христа описали все четыре евангелиста. За пять дней до иудейской Пасхи Господь попросил своих учеников найти осленка, который еще никогда не был под седлом. Его просьбу выполнили, и Иисус воссел на молодого осла и стал спускаться с Елеонской горы к Иерусалиму. Этим исполняется пророчество, согласно которому, Царь Израильский, наследник Давида, несущий примирение, должен въехать в город на молодом осле (Зах.9:9).

В это время в Иерусалим собралось много народа, люди расстилали перед Христом одежды, пальмовые ветви и возглашали:

«Осанна Сыну Давидову! Благословен Грядый во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф.21:9).

Встречающие ожидали, что Он явит божественную силу и уберет из Иудеи прокуратора и римских легионеров, после чего настанет вечное Мессианское Царство. Но совсем скоро приветствующая ныне толпа будет кричать «Распни, распни Его!» (Ин.12:15), так как Христос не оправдал ее чаяния.

Паломники всегда входили в Иерусалим пешком, в знак смирения перед храмом и оказывая почтение древнему городу. Евангелисты описывают, что Спаситель приблизился к Иерусалиму на осле, но не уточняют, каким именно образом – пешим или верхом, он попал в город.

В память этого события, к VII веку был установлен праздник, который всегда отмечается ранней весной. Церковь считает, что зеленеющие ветви растений служат знамением победы над смертью не только Иисуса Христа, но, вместе с Ним, и верующих в Него. Зимой ветви деревьев как будто мертвы, но с наступлением весны они возрождаются. Когда люди умирают, для них наступает смерть – суровая зима, но придет время, и тела, истлевшие в земле, опять воскреснут и соединятся с душой. В этот день было принято приносить в храм ветви и цветы, поэтому в каждой стране он называется немного по-разному – Неделя Ваий, Пальм, Олив, Розмарина и даже Лавра. На Руси этот праздник называется Вербным воскресеньем.

Вербное воскресенье

В православном богослужении Вербное воскресенье неразрывно связано не только со Страстной седмицей, но и с Лазаревой субботой. Хотя воскрешение праведного Лазаря хронологически отстояло от этих событий, но оно связано с ними единым эсхатологическим смыслом.

Это объединение нашло отражение и в тропаре праздника (Гл. 1)

О́бщее воскресе́ние пре́жде Твоея́ стра́сти уверя́я из ме́ртвых воздви́гл еси́ Ла́заря, Христе́ Бо́же. Те́мже и мы, я́ко о́троцы побе́ды зна́мения нося́ще, Тебе́ Победи́телю сме́рти вопие́м: оса́нна в вы́шних, благослове́н Гряды́й во и́мя Госпо́дне.

Иконописная традиция праздника Вход Господень в Иерусалим чаще всего показывает нам Спасителя, восседающего на осле, иногда рядом изображается еще и жеребенок. За Христом следуют ученики, а перед процессией находятся дети, которые расстилают одежды и взбираются на деревья, что бы сломать ветви. Бывает, что на иконе изображены женщины, которые часто держат на руках детей. Стены Иерусалима изображены символически, за ними не редко виден Храм — купольное здание, иногда с крестом.

На некоторых изводах по сторонам от Спасителя расположены ученики Иоанн и Петр. Начиная с XV столетия, в русской иконописи распространяется традиция изображать Христа, оборачивающегося на учеников, идущих позади Него.

Описание иконы северного письма «Вход Господень в Иерусалим»

Икона «Вход Господень в Иерусалим» из Каргопольского музея, была написана для праздничного ряда одного из храмов Севера Руси в XVII веке.

Этот образ праздника написан в соответствии со старой иконографической традицией, когда Христос, восседая на осленке, направляется в сторону Иерусалима и сидит лицом к встречающим Его иудеям, выходящим из ворот крепостной башни с пальмовыми ветвями в руках. Так изображали вход Христа в Иерусалим сначала в Византии, а позже по всей Руси.

На этой иконе, как на большинстве древнерусских икон, мы видим скорее жеребенка, а не осленка. Иисус держит поводья, тогда как чаще всего у Него в руках свиток или же Он благословляет встречающих. За Христом, двумя симметричными горками, вздымается земная твердь. Это гора Елеон, которая служит фоном для основного действия и влияет на эстетическое восприятие изображения.

Икона выделяется особым вниманием к проработке горок – они слегка вогнуты, раздроблены, имеют многочисленные лещадки, подобные ступеням. Благодаря им, гора приобретает смысл лестницы и символизирует духовное восхождение к Богу. В горе мы видим большую расщелину – пещеру, напоминающую будущий Гроб Господень, причем апостолы выходят именно оттуда.

Напротив горы встает, обнесенный причудливо расписанной стеной, город Иерусалим, представленный несколькими, близко расположенными друг к другу, строениями с островерхими башенками. Эта, декоративно выписанная северным мастером, архитектурная кулиса, так же призвана придать изображению целостность. Архитектурные кулисы и горный «пейзаж» – важное изобразительное пространство любой старинной иконы, именно там художник мог проявить свою фантазию.

Меж горками и градом традиционно изображается пальма, узорную ветвь которой держит в руках один из встречающих Христа жителей Иерусалима.

Художник изобразил поземь, по которой ступает Иисус, в виде подножия горы. Оно сформировано четко выраженными крупными валами, декоративно уложенная на землю одежда, дополняет их. Именно по этим фигурным холмикам из причудливо расстеленной одежды, торжественно ступает белоснежный тонконогий конь Иисуса Христа. На востоке особым уважением считалось оказание внимания к ногам человека. Тем более это было важно в Иудее, с ее каменистой почвой, не случайно псалмопевец обращается именно к этому образу: «да не преткнешься о камень ногою твоею». (Пс.90-12). Особое значение придавалось покрытию земли в определенных местах – укладывание под ноги Христа одежд, подобно коврам, показывает то внимание, которое оказывали Ему жители Иерусалима. На этой иконе художник лаконично изобразил одного из детей, раскладывающего одежду перед Иисусом.

Евангелисты не упоминают о том, что Спасителя возле Иерусалима встречали дети. Однако в апокрифическом Евангелии от Никодима рассказывается, со слов посланника Пилата, что сидящего на осле Иисуса Христа, при въезде в Иерусалим, встречали дети, ломающие ветви с деревьев и постилающиеих на дороге, что дополняет евангельские слова «…Иные же постилали свои одежды на пути, восклицая: осанна в вышних…» (Ин.12-13).

Всю композицию иконы объединяет крупная фигура Иисуса Христа, восседающего на белом молодом жеребце. Позади Него апостолы, они изображены в свободном движении на фоне живо выписанных горок. Правая сторона иконы подчеркнуто статична – постройки Иерусалима будто вырастают из вытянутых, словно замерших, фигур жителей города.

Лаконична цветовая гамма иконы, в которой преобладают оттенки охры, так как северный художник нередко сам изготавливал пигменты из природных материалов. Азурит — минерал синего цвета и ртутный минерал киноварь — основа для алой краски, покупались у «заморских» купцов и стоили недешево, поэтому применялись древним мастером с особым разумением.

Описание фрагмента алтарной пределлы «Въезд Господень в Иерусалим»

Католические художники часто получали заказы на написание фресок и алтарных картин на этот сюжет. Въезд Христа в Иерусалим запечатлен на части алтарной пределлы итальянского художника Пьетро ди Джованни д’Амброджо.

Позади едущего на осленке Иисуса Христа идут двенадцать апостолов. Если приглядеться, то можно заметить, что художник не нарисовал нимб у одного из них. Лица апостолов расположены в различных ракурсах, на них отражено многообразие эмоций. Исследователи творчества художника видят в этом свидетельство того, что Пьетро изучал работы признанного мастера флорентийской школы живописи Мазаччо.

Христа встречают жители Иерусалима, они ликуют и размахивают вайями – пальмовыми ветвями, темные листья которых, создают причудливый узор на арке входа. Иерусалим написан, как современный художнику европейский город – сооружения, виднеющиеся за стеной, напоминают романские постройки. Шествие подходит к городским воротам, здесь художник буквально отражает слова из псалма: «Возмите врата князи ваша, и возмитеся врата вечная: и внидет Царь славы»(Пс.23:7) — такое песнопение используется в католическом богослужении праздника.

Некоторые горожане снимают одежды и выстилают ими путь Христа, который художник изобразил усыпанным острыми камнями. Изображение деревьев, на которых сидят срывающие ветви люди, характерно для иконографии праздника Вход Господень в Иерусалим. На данной картине художник выразил это с точки зрения понимания европейца. Господь живет на земле последние дни, а жизнь продолжается – обрабатывается земля, заготавливаются растения, пока одна часть людей приветствует зелеными ветвями Господа, другая пополняет закрома. Художник привлекает внимание к фигуре крестьянина, почти скрывшегося под мостом. То, что происходит вокруг процессии, обращает к словам Иисуса: «…так будет и пришествие Сына Человеческого; тогда будут двое на поле: один берется, а другой оставляется; две мелющие в жерновах: одна берется, а другая оставляется. Итак бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф.24:39-42).

Картина написана с использованием яркой цветовой палитры. Это преимущественно синие, красные, розовые цвета, подчеркнутые темной зеленью и разными оттенками охры. Нимбы Христа и апостолов справа, светятся золотом на фоне сочной зелени, скорее средиземноморской, чем палестинской. Фигуры людей слева, силуэт дерева и вайи пальм, своими острыми завершениями напоминающие об иглах тернового венца, ожидающего Иисуса в Иерусалиме, отчетливо выделяются на светлых стенах города. Изображение очень контрастно, обладает внутренним напряжением – художник показывает жертвенную готовность Христа к смерти.

Народные традиции и обычаи Вербного воскресенья

Вплоть до начала XVIII столетия, на Руси был обычай, когда патриарх или архиерей ехал на праздничное богослужение в храм из дома на ослике или лошади, держа в руках крест и Евангелие. Сейчас иногда также устраивают символическое шествие, усаживая на «осляти» мальчика-алтарника.

В Вербное воскресенье, а также на вечернем богослужении накануне в субботу, в храмах освящают веточки вербы. Верба для православных христиан всегда служит напоминанием о встрече Спасителя по пути Его следования в Иерусалим. Во время освящения вербы, священник сначала окуривает веточки ладаном, после чего окропляет их святой водой.

Освященной вербе всегда придавалось большое значение. Веточки считали своеобразным оберегом и включали в круг языческих верований. Но православная церковь учит, что этим освященным вербным веточкам не надо придавать какой-либо сакральный смысл.

Сейчас, освященную накануне вечером или в праздник утром вербу принято хранить весь год. С помощью этих веточек можно окроплять жилища святой водой. Если «барашки» осыпались, а также после года хранения, веточки принято сжигать.

Бывает, что освященную вербу, если она еще свежая, ставят в воду для получения зеленых листиков — они радуют верующих на Светлой Седмице. Некоторые дожидаются появления корней и позже высаживают черенки на садовых участках, у дома, а также на кладбищах.

Надо иметь в виду, что название «верба» в данном случае не относится к конкретному растению Ива красная или «верба». Так называют многочисленных представителей видов древовидных кустарников, которые относятся к роду Ива.

В Вербное воскресенье можно на трапезе есть пищу с рыбой. Рыбные блюда, а также иные праздничные, хотя и постные кушанья, служат своеобразным «укреплением сил» на всю Страстную седмицу, когда пост усугубляется. К этому дню нередко приурочивают семейные праздники, которые приходились на конец поста.

Использованы материалы Экзегет.ру и Экзегет. ру

Обсуждение закрыто.